Написать письмо

Прикрепить файл

Каменистый сад. Попытка подхода.

Публикацию настоящей статьи я считаю правильным сопроводить комментарием. 
Статья была написана мною в 2002 году. Теперь я не вполне согласен с некоторыми ее утверждениями и не вполне удовлетворен ее языком, местами тяжеловатым. В 2009 году я написал бы статью на эту тему иначе. При этом статья и сейчас кажется мне достаточно любопытной и, пожалуй, весьма глубокомысленной. Не имея достаточных оснований считать, что «А.Сергеев – 2009» умнее, чем «А.Сергеев – 2002», я решил представить текст в исходном варианте, не рискуя нынешним вмешательством нарушить его внутреннюю структуру.

Александр Сергеев, 2009 год

 

Александр Сергеев, 2002 год
рисунок автора

Обилие публикаций, затрагивающих тему камня в обжитом ландшафте, побуждает автора начать свое сообщение с подобия оправдания его появления. Не приходится удивляться тому, что в каждом из встреченных источников мы находим слова, в значительной степени, повторенные остальными. Представляется, однако, что такое состояние дел ни в коей мере не должно отвращать заинтересованного и благоразумного читателя. Хорошо и полезно здесь, в который раз, узнать об одном и том же почти, да не вполне, к тому же в разном изложении специалистов, отличающихся друг от друга образованием, опытом и характером. Таково уж это занятие, где искать исчерпывающее руководство тщетно, а думать и пытаться - радостно и плодотворно. Описанное представление позволит автору добавить к существующим и свой небольшой текст с попыткой поделиться собственными опытом, знаниями и мнениями.

Похоже на то, что другой причины для создания каменистого сада на собственном участке, кроме желания его делать и иметь, не существует. Поэтому, Вы, не будучи обременены ответственностью ландшафтного дизайнера, можете и должны устроить все исключительно так, как Вам захочется. Для начала и задумайтесь о том, чего Вы хотите, и что представляют собой эти вещи, с которыми Вы встретились: камни и растения каменистого сада.

Каменистый сад или, что то же самое, рокарий многие определяют как «цветник с камнями». Действительно, наиболее часто встречаемые каменистые сады можно описать таким образом в самом прямом смысле этих слов. С другой стороны, существует ряд ландшафтных форм, интуитивно узнаваемых как рокарий, но либо лишь весьма условно подходящих под приведенное определение, либо даже не подходящих под него вовсе. Выясняется, что обсуждаемый термин следует толковать несколько шире. На периферии сложившейся области его значений окажутся такие объекты, которые не назовешь цветником: камни с нецветковыми растениями (хвойными, папоротниками, мохом) ; композиция камней в газоне; композиция камней и гравия без растений. В эту же область могут попасть и ландшафтные формы, где камень представлен в виде подпорных стенок, контейнеров, дорожек и площадок с растениями, высаженными между плитами мощения, в виде гравия или песка, окружающего композицию из скальных растений. Таким образом, термин «каменистый сад» можно попытаться определить, как искусственную ландшафтную форму, впечатление от которой обусловлено камнями, присутствующими там в более или менее явном виде.

Камень был в числе предметов, запечатленных сознанием человеческого рода в момент его пробуждения, и стал одним из центральных образов и знаков в нашей традиции. Он стал «камнем преткновения» и «камнем судьбы», стал «пробным»и «белым», «заветным», «философским» и «краеугольным». Он воспринимается своей твердостью, изображающей постоянство, весомостью и объемностью, дающими ощущение значительности. Он имеет «дикую» форму, поверхность его шершава и покрыта нерегулярным, непредсказуемым рисунком – он первобытен, не только дочеловечен, но и преджизнен. Камень это часть древней тверди, и при этом он локален, отделен и каждый единичен. В компании с растительностью, землей, водой и небом он, единственный,- мужчина.

«И на камнях растут деревья», и никогда камни не вырастут на деревьях, пока мы не рискнем променять комфорт традиционализма на опасности авангарда. Камень «держит» растение в их естественной паре, будучи более крепким и тяжелым, стабильным, неподвижным, косным, будучи менее живым партнером. Мы же, в нашем мире, являем собой средоточие одушевленности и живости, чувственности, трепетности и слабости, сложности, временности, неверности и боли. И окружающее мы видим со своего места. Ближе всего к нам могут встать животные, но если их нет в композиции, на самом виду окажется растительность. По своей природе камень «больше» чем растение и «дальше» чем оно. При включении в систему водной поверхности она окажется еще «больше» и «дальше». Это соотношение, отнюдь, не является неизбежным, оно лишь выглядит наиболее просто гармонизируемым. Растительная красочная и контрастная часть рокария, тогда, это передний, выписанный план картины, это некие главные герои происходящего, носители основной интриги сюжета. А скупо окрашенные камни и, далее, вода дают героев второго плана, «массовку», фон картины, выполненный крупными мазками. То, что дальний план является как бы более «мощным» не означает, конечно, что площадь видимой каменной поверхности должна превосходить площадь поверхности должна превосходить площадь поверхности «зеленого» ближнего плана. Пусть открытая часть камня дает возможность угадать его мнимое присутствие и под сплошным растительным покровом, только и всего. Так, даже если на портрете лицо занимает почти всю площадь холста, а фон лишь проглядывает над ушами, едва ли кому-то придет на ум, что изображенный герой больше чем небеса.

Однако, автору не известно чтобы Заратустра или Дейл Карнеги запрещали ставить камень «перед» растительностью или устраивать родник на вершине горы. Всякий, кто хочет, имеет право рисковать своим собственным садом. Действительно, почему бы не дать возможность камню выступить соло, особенно если он выражено-декоративен, возможно, это кварц, змеевик, а то и родонит или яшма. Растения в этом случае успешно послужат в кордебалете: специально подобранные, неброские, образующие сплошной плотный фоновый покров. Выдумывать варианты можно и дальше, лишь была бы в каждом ясная, последовательная концепция, ибо трудно оценить нечто, если не понятно, что это, и в каком качестве оно должно быть оценено.

Случилось так, что, живя на Урале, мы редко чувствуем себя обиженными отсутствием камней. Какие же из них использовать? Представляется, что для начала наиболее правильным путем станет попытка выбрать самые подходящие для Вашего замысла камни из тех, которые валяются ближе всего. При этом нужно помнить, что известковые породы удобнее в применении тем, что они обеспечивают раскисление почвы, обогащают ее кальцием, а это благоприятно для большинства скальных растений, они мягче и быстрее выветриваются, и они заметно легче, что очень важно.

Далее подумаем, какие растения хороши для нашего дела.

Зачастую каменистые сады ошибочно называют альпийскими горками или альпинариями. Альпинарии представляют собой коллекцию высокогорной флоры, содержащуюся в соответствующих условиях. Растения здесь также обычно живут среди камней, часто образующих «горку», а то и «кучку». Альпинарий, в отличии от рокария, создается не с эстетическими, а с научными, познавательными или специфически коллекционерскими целями. Если обладатель альпинария должен гордиться редкими и трудно культивируемыми растениями, то гордость устроителя каменистого сада может составить такой подбор материала, который позволит обеспечить декоративный эффект наименьшими трудами.

Создавая каменистый сад, мы направляем усилия на впечатление, которое он будет производить, все прочее – технологические проблемы, подчиненные этой цели, и растения для каменистого сада – это растения, которые хорошо выглядят рядом с камнями независимо от своего происхождения.

Каменистый сад не зря называется садом. Будучи частью целостного ландшафта усадьбы, он, обычно, ясно выделен в самостоятельный маленький мир с внутренней жизнью и собственным настроением. Камни и хвойные деревца неизменно привлекают к себе внимание, оставаясь почти одинаковыми всегда, если только нет снега, а композиция из цветковых растений постоянно меняется на их фоне, демонстрируя одну чудесную картину за другой. Привлекательность растения каменистого сада не только в его цветущей форме, или, тем более, в отдельном цветке. Хорошо если оно красиво всегда, пока его видно, красиво формой куста, цветом листвы, даже рисунком сухих цветоносов. Поэтому так желательны среди камней вечнозеленые растения. И поэтому так привлекателен рокарий даже ранней весной и поздней осенью, когда обычный цветник неряшлив и разорен. И все же время цветения - это кульминация жизни, не только пик декоративности, но и важнейшая смысловая точка. Так группы растений каменистого сада цветут и отцветают одна за другой, неся ощущение закольцованности времени, настроение древних традиционалистских земледельческих культур, где праздники сменяют друг друга в непрерывной череде циклов, где известно что было и что будет, где в одном расписании сев, молитва, любовь, обед и Солнце.

Если бы в нашем распоряжении оказались горы, мы могли бы посадить лиственничные леса. Те, весьма умеренных размеров камни, которые обычно используются при создании сада, в природе выглядят наиболее эффектно на открытом месте, а не в окружении деревьев или крупного кустарника. Мощные растения не выросли там из-за слишком жестких для них условий: холода, жары, недостатка или избытка влаги, слишком сильного ветра или выпаса животных. Возможно, поэтому мы привыкли и желаем видеть возле камней не холеных и прихотливых обитателей клумб и претендентов в букеты первого сентября, а знающих «по чем фунт лиха», маленьких упрямцев, изысканных в своем аскетизме.

Это могут быть как растения, действительно произрастающие в соответствующих природных экосистемах, так и культивары, выглядящие подходящим образом. Внешний вид должен подсказать нам наиболее эффектные варианты взаимного расположения используемых растений и форму их собственных куртин. Одни, такие как шиловидный флокс, обыкновенный чабрец или некоторые очитки хороши, заполняя широкое пространство; другие, например, альпийская астра, эдельвейс, перистая гвоздика могут быть особенно красивы в виде отдельных кустиков; третьи – молодила, камнеломки, кошачья лапка – превосходны, образуя подушечки в узких щелях между камнями. Почвы под растениями вовсе не должно быть видно, они либо плотно смыкаются, либо выползают на камни, не укрывая их целиком.

Разумеется, размещая растения в каменистом саду, следует учитывать их биологические особенности, подбирая участки с подходящей освещенностью и влажностью. Для разных зон можно приготовить почвенные смеси с различными характеристиками, в зависимости от того, что предполагается там посадить. В самом распространенном случае потребуется хорошо дренированная некислая почва и солнечное место. И, конечно, не следует допускать, чтобы мелкие, медленно растущие растения оказывались в соседях с такими агрессорами, как ясколка или кипарисовый молочай.

Впрочем, после, то что захочется, можно будет обрезать, пересадить, добавить или убрать, а, если нужно, изменить и состав грунта. В любом случае за каменистым садом, как и за всеми садами, необходимо ухаживать. Безусловно, для работы с растениями Вам потребуется подробное, последовательное их описание, которое выходит за рамки данного сообщения.

Каким образом сориентироваться в разнообразии каменистых садов?

Нам представляется удобным разделить их на три группы по, если можно так выразиться, образу декоративности. Обращаясь к уже упомянутому принципу, согласно которому невозможно оценивать чтобы-то ни было, если не ясно, что это и в каком качестве оно должно быть оценено, мы надеемся, что предполагаемые группы позволят распределить по ним все удачные и многие неудачные каменистые сады без вариантов промежуточного положения. В случае «сложного» рокария составные части из которых он сложен могут относится к разным группам.

В первую группу входят каменистые сады, созданные с непосредственно-декоративными целями, так, как созданы серьги, брошки, или какие-нибудь узоры на галстуке. Никто не спрашивает: «Зачем Вы надели бусы?», не предполагает, что серьги – это такой слуховой аппарат и не отказывается от галстука на основании того, что его узор выглядит специально нарисованным, а не родившимся самопроизвольно в силу естественных причин. Таковы каменные сооружения, подобные парковым гротам 19 века, таковы композиции из необычных эффектных минералов (если только они не изображают экспонаты коллекции), таковы рокарии с камнями, торчащими как некие лучи, цветными бутылками и пластмассовыми гномами (желающий делать такой рокарий отправляется дорогой, где очень сложно встретить удачу). В эту же группу должны попасть и современные ландшафты, стилизованные под японский сад, в котором камень может символизировать гору или остров, гравий – водную гладь, а пирамидальная крона – недопустима, ибо она непристойна.

Вторая группа – это различные сооружения, производящие впечатление функциональных (среди них будут и действительно функциональные). Таковыми могут стать дорожки, площадки, каменные стенки, приподнятые клумбы, выполненные в виде, например, затянутого растительностью, полуразрушенного древнего строения, или представляющие собой верхнюю часть погреба. С другой стороны, в группу попадут, соответствующим образом оформленные, коллекции и псевдоколлекции как растений так и минералов.

В третью группу попадет рокарий, стилизованный под фрагмент природного каменистого ландшафта. Поскольку он традиционно популярен, стоит немного поговорить о нем отдельно.

«Естественность» – вот требование к такому рокарию, давно ставшее «общим местом», но, оказывается, далеко не так легко найти какую-нибудь подходящую «естественность», как согласиться со справедливостью этого требования. Отправившись на прогулку в горы пристрастно всмотритесь в окружающие красоты, попытайтесь найти хотя бы один фрагмент природного ландшафта, который будучи волшебным образом вырезан из него и аккуратно, без повреждений, установлен в вашем саду, оказался бы там уместен. Не легкая задача: то, что было частью живописного холма, может показаться остатком пустыря, до которого еще не дошли руки. Случается, на упрек в неестественности, устроитель сада ответит, что «так бывает в природе» и он даже это видел, так могут лежать камни, так могут соотноситься куртины растений и какие-нибудь корни. В природе чего только нет, но не стоит пытаться повторять то или иное без разбора. Мы не можем себе этого позволить – ведь наш сад не дикая природа и мы лишь люди.

Природная экологическая система включает огромное количество компонентов, со сложнейшей структурой внутренних и внешних связей. Когда мы воспринимаем ее в качестве «красивой вещи» для нас оказываются важными лишь некоторые из наблюдаемых отношений. Прочие присутствуют в форме привычно-малозаметного фонового «шума».

Природная система не нуждается в человеке для поддержания своей стабильности, и сама по себе не содержит той иерархии отношений, которая возникает при включении ее в более крупную структуру: любующийся – предмет любования. Искусственная же среда строится с теми или иными задачами, кроме того, она не может рассматриваться как целостная система, не включая человека, если в этом случае она не стабильна. И сад, безусловно, должен содержать в себе «садовника» – наблюдателя и участника протекающих процессов.

Если искусственная система решает эстетические задачи, то она создается ради тех свойств, которые вызывают ощущение красоты. Прочие, неизбежно сопутствующие отношения, не обеспечивающие эстетические свойства, должны быть, по возможности, скрыты.

Впечатление ухоженности сада обеспечивается именно трудами, направленными на усиление и подчеркивание основных отношений, и минимизацию несущественных свойств.

И если бы фрагмент природного ландшафта был перенесен внутрь сада, он оказался бы вне того фонового «шума» в котором был красив и оценивался бы не по тем законам, по которым мы судим о нем, когда выбираем, гуляя в горах.

В дикой местности можно прочувствовать и осознать в качестве основных именно отношения, позволившие оценить то, что нас привлекло как красивый естественный каменистый ландшафт. Позже, когда мы попытаемся создать в своем саду рокарий, соответствующий желанному нами образу, мы постараемся воспроизвести именно эти отношения во всей возможной яркости и чистоте.

Выбор форм для «естественного» рокария весьма широк: болотце с камнями, горизонтальный каменистый участок, каменистая осыпь, каменистый овраг, каменистый склон, утес, собственно каменистая «горка» той или иной конфигурации и разнообразные промежуточные и комплексные варианты. Часто рокарий может быть дополнен неподвижным декоративным водоемом, ручейком, маленьким водопадом, а также примыкающими деревьями и кустарниками. Все это позволяет надеяться, что в случае желания иметь каменистый сад, Вам удастся выбрать вариант, удачно вписывающийся в целостную структуру Вашего участка. При этом очевидно, что участок с выраженными перепадами высот, да еще и с естественными скальными выходами, более благоприятное место для любителя каменистых садов.

Мы не хотим отягощать наше сообщение описанием технологических принципов «строительства» рокария, они опубликованы многократно и не сложны. Художественная же сторона работы должна быть, конечно, обеспечена вашим собственным эстетическим «чутьем». Однако, некоторыми, отдельными, простыми принципами оформления «естественного» каменистого сада мы попытаемся поделиться, изложив их коротко и бессистемно.

– Сложно делать на горизонтальном участке рокарий в форме «горки». Задача облегчится, если эта горка не будет высокой, не будет иметь острой вершинки и если у нее будет «спина», обращенная к каким-нибудь зарослям.

– Плох ручей, начинающийся на вершине горы, ибо он противоестественен, ничего не поделаешь. К бегущей воде в каменистом саду, особенно небольшом, вообще нужно относиться опасливо: присутствие ручья может огрублять композицию, увеличивать ее масштаб, при сохранении размеров, что лишит Вас тонких впечатлений.

– Чаще всего плохо выглядят камни, установленные вертикально, камни, расположенные на равном расстоянии, несколько камней одинакового размера при отсутствии других, камни разных пород в одном каменистом саду.

– Хорошо, если удастся сложить из многих камней разного размера подобие одной или нескольких больших глыб, таким образом, чтобы промежутки между исходными камнями выглядели занятыми скальной растительностью трещинами.

– Округлые камни удобно использовать в плоских каменистых садах и болотцах, особенно если они крупные, и не удобно формировать из них «скалы».

– Не стоит располагать рокарий вблизи ярких цветников, теплиц или спортивной площадки. Если он маленький, необходимо, чтобы он находился близко к естественной точке наблюдения. Хорошо, если там будет удобно остановиться, а то и посидеть на чем-нибудь, задумавшись.

– Если камни уложены на манер кирпичей, рокарий не будет выглядеть естественно. Следует обращать пристальное внимание на соотношение направлений плоскостей, граней, линий цветового и фактурного рисунка поверхностей соседствующих камней.

– Лучше не рассчитывать на то, что предполагаемые к посадке растения скроют недостатки каменной составляющей, а стараться, чтобы на всех этапах своего возникновения, рокарий выглядел красиво.

А для нерадивого садовода и дизайнера камень – опасный материал. Каменистый сад можно сделать настолько ужасным, что и цветникам, и деревьям с кустами, и огороду будет до него далеко, как бы плохи они не были. И помня об этом, стоит скорее создавать свой каменистый сад: смело, добросовестно и самоотверженно.